• Главная »
  • Аналитика »
  • Священник Димитрий Кротков: «Благодарю Бога за возможность узнать правду о кровавых событиях на Донбассе»

Священник Димитрий Кротков: «Благодарю Бога за возможность узнать правду о кровавых событиях на Донбассе»

 o_Dimitry_Korotkov3

Священник Димитрий Кротков посетил город Антрацит в Луганской области и своими глазами увидел то, что происходило там до минского перемирия.

Вначале нужно вспомнить события на Майдане, в Крыму (русская весна, кровавое столкновение в Верховном Совете Крыма, где я лично был и все видел своими глазами, референдум), Одессе и Мариуполе. А также сбитый боинг, десятки, а потом и сотни невинно убитых детей и взрослых в Донецке и Луганске, захваты и поджоги православных храмов националистами, оскорбления и избиения священнослужителей, которые поминают святейшего патриарха Кирилла.

Я смотрел очень много новостей, как украинских, так и российских, и на основании освящения событий в Крыму украинскими СМИ (даже не на майдане, хотя там и так было понятно с самого начала, кто рвется к власти) я убедился в том, насколько сильно украинские СМИ искажают действительность, сколько они выплеснули лжи, порой даже неприкрытой.

Приведу один пример. Если не ошибаюсь, в прощеное воскресенье перед постом (в ночь с субботы на воскресенье) приехали «вежливые люди» к 36-й бригаде войск береговой и территориальной обороны Военно-Морских Сил Украины в с. Перевальное Симферопольского района. Уже глубокая ночь, все офицеры на нервах. Никто не знает, чего ожидать, решили хоть немного поесть за целый день. Пьем чай. И вот я в интернете читаю срочную информацию: 36-ю бригаду Военно-Морских Сил Украины атакуют русские войска. Идет тяжелый бой. Командир бригады полковник Стороженко дезертировал, есть раненые и погибшие, ну и так далее… А мы в это время сидим и пьем чай. Теперь вернусь к начальной теме.

Как я попал в Антрацит.

По благословению Высокопреосвященнейшего митрополита Симферопольского и Крымского Лазаря я, помимо окормления военных структур на территории епархии, с недавнего времени занимаюсь и вопросом беженцев и вынужденных переселенцев с Юго-Востока.

Изучить суть проблемы переселенцев и беженцев на месте мне помогли представители общественной организации, которые тоже занимаются вопросом беженцев, но только в Ростовской области. Три недели я был в ожидании, когда, наконец, появился «коридор» на границе и небольшое затишье в связи с вопросом доставки гуманитарного груза из Москвы.

13 августа, помолившись на вечерней службе с вынесением креста, я сел на свою машину и поехал в Ростов в пункты размещения беженцев. Ехал я всю ночь, стоял в очереди на переправе Крым–Кавказ 11 часов. К вечеру 14 августа я приехал в г. Донецк Ростовской области, находящийся возле границы с Украиной в районе пункта пропуска «Изварино». Туда я привез одного человека – местного жителя из Краснодона, который планировал забрать свою семью. Пункт пропуска был закрыт. Я поехал посмотреть лагерь беженцев и вынужденных переселенцев в городе Донецке Ростовской области. Было уже около полуночи. Чтобы особо никого не беспокоить, я просто прошелся по лагерю, пообщался с людьми, посмотрел организацию, которая, кстати, весьма на высоком уровне. Там есть храм, и перед храмом на стенде размещена написанная крупным красивым шрифтом молитва за Украину. Кстати, возле лагеря стояла часть машин с гуманитарным грузом из Москвы.

Посмотрев лагерь, я поехал на пункт пропуска «Новошахтинск». Было уже за час ночи, поэтому в машине и переночевал. В восемь утра я въехал на Российский пункт пропуска. Меня там сразу спросили: «Вы знаете, куда едете?» На что я ответил не очень уверено, что да. Небольшая проблема возникла на таможне. Машина моя на крымских украинского образца номерах, я еще их не поменял, да и паспорт я взял специально только украинский. А вот процедуры пропуска такой нет. Ну, мы сошлись на том, что Крым уже в России, т. е. и машина, и я «российские». На выезде с КПП я обратил внимание на обстрелянное здание по правой стороне от меня, воронки от минометов на «свежем» асфальте. 

Я въехал на территорию Украины.

Это был просто ужас! С правой стороны сгоревший до неузнаваемости БМП, с левой – уничтоженные машины, газоны, КУНГи. Навес напоминал решето, но только поначалу. Он был просто разгромлен. Тут-то я и понял, что въехал на территорию когда-то перспективной, с развивающейся экономикой Украины.

Небольшой блокпост ополченцев. Поначалу я немного смутился, ведь украинские СМИ постоянно говорят, что на Юго-Востоке одни террористы, т. е. российские наемники и, конечно, чеченцы. Так вот, это заблуждение. Они, возможно, и есть в незначительном количестве, но там все ополченцы были из местных сел и городов, и деваться им некуда: они защищают свой дом.

До Антрацита было около 60 км. Расстояние довольно большое, к тому же этот так называемый «коридор» может в любой момент закрыться. И тогда все.

Проезжая мимо бывшего украинского блокпоста, я остановился сфотографировать его. Открыл окно, повеяло очень резким трупным запахом. Закрыв окно, я поехал дальше. Дорога до Антрацита местами была в воронках от снарядов. Редкие машины, направляющиеся в сторону России, мимо просто пролетали, даже старенький москвич реально шел километров за 100. И это несмотря на местами сильно разбитую дорогу. Мне потом пояснили, что при скорости движения транспорта свыше 120 км/ч снайперу практически невозможно попасть в человека даже с близкого расстояния. В общем, едешь так себе, смотришь огонь, взрывы в нескольких километрах. Мне поясняют: это идет бой. В такие моменты особенно хочется вознести молитву. Кто знает, кроме Бога, может, последнюю.

По дороге я залетел в воронку, машину сильно тряхнуло, и она заглохла. В данной ситуации это можно считать катастрофой: где я в разгромленных селах или городах буду чинить машину? Я даже стал продумывать план возвращения, «похоронив» свою машину. Но Господь помог. Машину сначала дотянули до блокпоста ополченцев, а потом на другой машине в Антрацит на автосервис. Поломка оказалась незначительной. Контакт датчика отошел. За пятнадцать минут поломка была устранена. Я с сопровождающими поехал в местную церковь. Там настоятелем служит благочинный Антрацитовского церковного округа отец Георгий. Недолго пообщавшись с батюшкой, мы поехали в центр города.

Стоит довольно большой супермаркет «Россия». Хочу купить воды, тем более много мелочи в гривнах осталось, наверное, около шестидесяти гривен. Воды нет. Супермаркет полупустой. Остались только никому не нужные товары. Пошел в соседний. Там такое ощущение, что товара и не было, но вода осталась, двадцать бутылочек самой маленькой негазированной и сок «Сандора». Я начинаю заказывать несколько бутылочек воды, думаю, еще сок куплю. Причем цену даже не спросил, навскидку решил, что должно хватить. Куда там! Вода стоила 9,80 гривен, напиток всего-навсего 38 или 39 гривен. В общем, всех моих денег хватило на две бутылочки воды и один напиток. И только пусть мне скажет кто-то, что там все в порядке и нет гуманитарной катастрофы. Есть, и еще какая! Я думаю, что в скором времени, если вопросом этим серьезно не заняться, люди просто будут умирать с голода из-за блокады со стороны карателей, отсутствия продуктов, которые просто отбираются силами так называемой «АТО».

Поехали посмотреть окрестности города, с людьми пообщаться, слово утешения сказать. Люди, особенно пожилые, сидят без пенсий и без зарплат. Нацбанк Украины просто свернул деятельность всех банков и все. Одно, правда, отделение вроде работает, там огромная очередь. На единственной открытой заправке есть только 92-ой бензин, но по очень «приемлемой» цене – 17 гривен.

Осмотр «достопримечательностей» города.

Между двумя 9-этажками в земле воронка от минометного снаряда. Небольшая. Но вокруг ни в одном окне нет стекол, а два рядом стоящие гаража больше напоминают сетку-рабицу, а не листовой металл. Рассказывают, что каратели ездили на микроавтобусе. Станут в одном месте, пустят снаряд из миномета и уезжают дальше. А ведь снаряд такой летит и 2, и 3, и 5 км. Вот тут я начал по-настоящему понимать, что происходит, и рисовать себе в голове реальную обстановку. Заводы по изготовлению окон не работают, привезти никто не привезет. Люди картоном закрывают разбитые окна. Но мне на мои мысли люди отвечают, что не все потеряно. Вода еще есть, свет еще не выключили, правда, связи нет и терминалы пополнения счета не работают. Да и 95 % магазинов не работает, нет продуктов, и товар не завозится.

Поехали мы дальше. Дальше еще хуже. Город Антрацит не дает Киеву уголь. Те, очевидно, недолго думая, просто взяли и разбомбили железнодорожные пути. Воронки с мой рост глубиной и больше, рельсы просто повырывало, провода порваны. Показали мне рельсы прямо прожженные насквозь. Объяснили, что это, по всей видимости, фосфорные снаряды. Рельсы в дырку прожженные.

Поехали дальше. Небольшой пригород Антрацита, кажется, поселок Мирный. Школа, больница и вроде садик, а посередине торчит, на половину в земле, невзорвавшийся снаряд «Урагана». Чтобы было понятно, что это такое, скажу, что это раза в три сильнее, чем «Град». Второй торчит возле двухэтажки, третий прямо под фундаментом жилого дома. Еще один у женщины в зале квартиры, проломил крышу и воткнулся в пол. И таких снарядов девять штук. Я подумал, что, может, без взрывателя или что-то в этом роде. Но в Крыму мне наши артиллеристы подробно разъяснили. Снаряды старые и очень возможно, что они в любую секунду могут сработать или вообще не сработать. У наших артиллеристов в прошлом году было такое со снарядами, когда они не взрывались, но только на «Граде». Говорят, 40 штук заправили, а не все вышли, некоторые даже в обратную сторону упали, некоторые в трубе самой взорвались. Они в прошлом году утилизировали на мысе Опук около 20000 таких снарядов. Всякого навидались. Все дело в сроке годности. Вот и живут сейчас люди в страхе. Эти снаряды нельзя разминировать в такой ситуации, нельзя перемещать. Только взрывать на месте! Интересен еще и тот факт, что ближайший блокпост ополченцев в километрах пяти от тех мест. Спрашивается: зачем туда стрелять, в мирных людей? Люди плачут и молятся, задают мне вопрос, на который у меня есть ответ. Почему Киевские власти нас убивают? Да им надо вас или выгнать с вашей земли, или просто уничтожить. Ведь уже сказали украинские СМИ, что полтора миллиона лишних там.

Вечером картина была печальная. Люди с подушками и одеялами идут прятаться по подвалам. Бомбить окрестности начинают как по заказу – в 3-4 часа утра, и так уже несколько недель. Детей в городе практически нет, машин единицы. Просто зона отчуждения. И это город Антрацит, в котором даже не ведутся бои.

Нельзя не сказать, что люди относятся к ситуации очень по-разному. Есть и предатели, и горе-наводчики, которые наводят на обычные жилые дома. Но большая часть жителей за Новороссию. Они видят реальную правду своими глазами и тех, кто их уничтожает.

В храмах очень сложная ситуация. Нет вина для литургии, нет муки для просфор, нет масла для лампад. Нет свечей, нет бумаги для записок. Некоторые боятся идти в храм по своему маловерию. Вот, мол, если взорвут храм, то и все погибнут.

По поводу политической ситуации на приходах Донбасса я рассказывать не буду. Священнослужители относятся по-разному к сложившейся ситуации. Кто-то за, кто-то против. Я думаю, священники и должны быть посередине и стараться примирить всех. Ведь православные есть и на той, и на другой стороне, и много их. Мне очень жалко и украинских солдат, и ополченцев. Это война не наша. Это война, навязанная проклятой Америкой вместе с ЕС – противниками могучей сплоченной единой Святой Руси.

Еще одна причина моей поездки туда.

Есть много людей, которые на нас, крымчан, обижаются. Вот, вы без жертв, бомбежек там себе живете, вам уже ничего не надо, Россия вас защитит, вам до нас дела нет. Я поехал и сказал им, что мы с вами и за вас, и на коленях каждую литургию молимся за вас и мир на Украине здесь у нас в российском Крыму.

Вечером уже по сумеркам я возвращался на пункт пропуска «Новошахтинск». Мне показалось, что эти шесть десятков километров я ехал несколько часов. Возвратившись на пост, я поблагодарил Бога за возможность увидеть своими глазами и услышать настоящую правду об этих кровавых событиях на Юго-Востоке Украины.

 Беседовала Елена Юферева, специально для портала «Православный Взгляд»