• Главная »
  • Аналитика »
  • Священник Димитрий Алешкевич: «Политические перемены в Крыму приведут к положительным переменам в церковной жизни»

Священник Димитрий Алешкевич: «Политические перемены в Крыму приведут к положительным переменам в церковной жизни»

Интервью с настоятелем храма в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» города Севастополя иереем Димитрием Алешкевичем

о. д

— Отец Димитрий, каковы причины происходящих на Украине событий?

— Эти события являются следствием церковной жизни на Украине, потому что здесь в течение десятилетий сохраняется нездоровая церковная ситуация, и именно это является первопричиной социальных и политических потрясений в Киеве.

Св. Матрона Московская, когда ее спросили о том, почему люди поддержали революцию 1917 года, ответила, что народ был «под гипнозом, сам не свой, страшная сила вступила в действие… Эта сила существует в воздухе, проникает везде. Раньше болота и дремучие леса были местом обитания этой силы, потому что люди ходили в храмы, носили крест, и дома были защищены образами, лампадами и освящением. Бесы пролетали мимо таких домов, а теперь бесами заселяются и люди по их неверию и отвержению от Бога». Моя знакомая, которая была насельницей Подворья Пюхтицкого монастыря в Москве, а три последних года живет в Киеве, видела, что творится на Майдане. Она сказала, что там было массовое беснование и помрачение людей. Инокиня в мантийном постриге, ежедневно исполняющая монашеское правило, засвидетельствовала то, что восприняла сердцем сквозь призму молитвы: на людей было оказано мощнейшее демоническое воздействие, а они к этому оказались не готовы. И прежде всего ответственность за это лежит, как мне кажется, на УПЦ. С девяносто второго года, когда произошел раскол на Украине, половина жителей страны оказалась прихожанами неканонической, безблагодатной структуры, и это стало причиной того, что огромное количество людей стало подвержено демоническому воздействию в большей степени.

— Но ведь суть этого раскола опять сводится к той националистической украинской идее, которая лежит и в основе УПЦ КП? В чем особенность этой идеи?

— В украинских учебниках по истории пишут, что одним из ключевых периодов в становлении украинской государственности является период существования Запорожской сечи и казачества, что именно казаки являлись главными носителями украинской идеи, но, как мы видим, вовсе не Запорожье является источником и основным носителем этой идеи в наши дни. Сегодня основными пропагандистами идей украинства являются жители западноукраинских регионов – Ивано-Франковской, Львовской, Тернопольской областей, которые исторически к самостоятельной Украине (Казацкой вольнице) не имеют никакого отношения, потому что с тринадцатого века находились то в составе Литвы, то в составе Речи Посполитой (Польши и Литвы) с соответствующей частичной потерей национальной идентичности.

Украинская идея в западноукраинском исполнении абсолютно апофатична, она строится на отрицании, редукции, откидывании общей русской культуры. Квинтэссенцией этой идеи могло бы служить название книги экс-президента Украины Леонида Кучмы «Украина – не Россия». Украинская идея сегодня – это сплошное отрицание. Не случайно публицист Василий Шульгин назвал украинство сектой. Эта идеология, как любое сектантство, обречена на деградацию, вырождение и не может выступать в качестве созидательной основы государства.

В начале ХХ века галицкий публицист Осип Мончаловский, говоря об украинстве, писал следующее: «…Украинствовать значит: отказываться от своего прошлого, стыдиться принадлежности к русскому народу, даже названий «Русь», «русский», отказываться от преданий истории, тщательно стирать с себя все общерусские своеобразные черты и стараться подделаться под областную «украинскую» самобытность. Украинство — это отступление от вековых, всеми ветвями русского народа и народным гением выработанных языка и культуры, самопревращение в междуплеменной обносок, в обтирку то польских, то немецких сапогов: идолопоклонство пред областностью, угодничество пред польско-жидовско-немецкими социалистами, отречение от исконных начал своего народа, от исторического самосознания, отступление от церковно-общественных традиций. Украинство – это недуг, который способен подточить даже самый сильный национальный организм, и нет осуждения, которое достаточно было бы для этого добровольного саморазрушения!»

От себя добавлю, что украинство – это не просто недуг, о котором пишет Мончаловский, а заболевание духовное, бороться с которым можно, соответственно, только духовными средствами. К великому сожалению, современная УПЦ МП (не говоря уже об УПЦ КП) что-либо противопоставить этому духовному заболеванию не в состоянии. Это связано с тем, что в канонической УПЦ большая часть архиереев и священства сама является носителем идеи украинства. Во многих епархиях УПЦ МП (в том числе и в нашей Симферопольской и Крымской епархии) кадровая политика в течение последних двух десятилетий строилась исключительно согласнонационально-родственному критерию, вследствие чего образованные священники (чаще не украинцы), не удовлетворявшие этому критерию, оказывались здесь не у дел, некоторым приходилось даже уезжать из епархии. В результате качество священства заметно снизилось. При таком кадровом подходе говорить о духовном возрождении, о преодолении «недуга украинства» (по словам Мончаловского) практически нереально.

— Каким вы видите будущее Украины?

— За Украиной как за государством я не вижу большого будущего. Даже Советский Союз, в котором вертикаль власти была жестче, а система безопасности была намного мощнее, чем в современном украинском государстве, развалился. Потому что он был колоссом на глиняных ногах и евангельским домом, построенным на песке.

Возможно, Украина даже будет существовать в каких-то других границах, но, наблюдая здесь духовные процессы в течение последних десяти лет, могу сказать, что ее будущее не будет стабильным и безоблачным. Как не без юмора сказал израильский разведчик Яков Кедми, будущее Украины хуже ее прошлого. Через какие потрясения придется пройти людям и что пережить, известно одному Господу. В Крыму, слава Богу, отрыв от деградирующего и нищающего украинского государства происходит мирно, при большой поддержке людей. Хочется верить, что Господь не отнимет от нас мирные времена и в будущем.

Безусловно, жалко людей, проживающих в Луганске, Одессе, Донецке и других городах исторической Российской империи, которые, ощущая свою русскость, тянутся к России. После переворота 1917 года многие люди, которые жили праведной жизнью, любили Бога, чтили Божьи Заповеди, пострадали за Христа, и их страдания Господь вменил им в мученичество, они были прославлены в лике святых. Возможно, и на востоке, и на юге Украины православных ждут испытания, страдания, притеснения, которые приведут к стяжанию большей славы в Боге, Господь может повести их этим путем. Будем за всех молиться, за восток и за юг, чем мы еще можем помочь?! Все, что в нашей власти, – это молитва, и будет то, что Господь даст.

— Как вы считаете, то, что произошло в Крыму, – это чудо?

— Это чудо и дар Божий, без воли Божьей Крым не смог бы воссоединиться с Россией. В Крыму (и в Севастополе в том числе) всегда было много военных (около 230 только украинских воинских частей), и сюда специально присылали служить призывников и силовиков из Западной Украины, а их отношение к русским известно. Поэтому так просто взять и присоединить Крым к России: практически без сопротивления и крови – это что-то сверхъестественное, это от Бога, это милость Божия. Дай Бог, чтобы так продолжалось и дальше. Хочется верить, что Киев также воспрянет, не погибнет под натиском русофобской идеологии, которая насаждается в Украине последние десятилетия. У архимандрита Серафима Тяпочкина есть пророчество о том, что «скажут свое веское слово преподобные отцы Киево-Печерские – они вместе с сонмом новомучеников Российских вымолят новый Союз трех братских народов».

— Как политические перемены в Крыму скажутся на церковной жизни полуострова?

— Я надеюсь, что эти политические перемены приведут и к положительным переменам в церковной жизни Крыма, в том числе в кадровой епархиальной политике, из которой совершенно уйдет тот самый национально-родственный критерий отбора. Перемены очень нужны. Хочется увидеть духовное возрождение колыбели русского православия.

Крым – место действительно знаковое для русской православной церкви, поэтому здесь идет страшная духовная борьба. Многие священники и прихожане нашей епархии, которые усиленно молились и постились перед референдумом, говорят, что в последние месяцы очень сложно шла молитва, был страх, отчаяние.

Священник, как и любой мирянин, должен стремиться к духовному росту. Если этого развития нет, всегда бывает деградация: в духовной жизни нет точки покоя. Большим заблуждением является тот взгляд, что если я хожу в храм в субботу и воскресенье, читаю утренние и вечерние молитвы, то делаю все необходимое для спасения. Духовная жизнь не может быть статичной, мы либо развиваемся (в интеллектуальном, духовном аспектах), либо деградируем: «Кто не собирает со Мной, тот расточает» (Мф 12:30, Лк 11:23).

Мне очень хочется, чтобы кадровая политика, которая присутствовала в советские годы и в Русской, и в Украинской церкви, изменилась, чтобы в Крымской епархии было больше грамотных, образованных, стремящихся к духовному и интеллектуальному росту священников. Но где взять таких священников? Надо вспомнить слова Христа, обращенные к ученикам: «Жатвы много, а делателей мало; итак, молите Господина жатвы, чтобы выслал делателей на жатву Свою» (Лк 10:2). Хорошие священники – это дар Божий. Французский католический писатель Леон Блуа однажды заметил, что «святой народ дает добродетельноесвященство, а добродетельныйнарод дает посредственноесвященство». То есть не стоит забывать, что священники – продукт своей среды, поэтому во многом качество священства определяется духовно-нравственным состоянием народа.

о.д1

— А каким вы видите будущее УПЦ МП?

— Мы все видели, как поступили с блаженнейшим митрополитом Владимиром, ставшим при смене власти ненужным тем людям, которые стремились к отрыву от Московского патриархата: его просто убрали, объявили недееспособным, хотя таковым он являлся уже достаточно давно. Сейчас определенные круги в митрополии при поддержке нынешней государственной власти с новой силой предпримут попытку создать некую аморфную единую украинскую православную церковь, в основу идеологии которой будет заложен украинский национализм и разрыв с Московским Патриархатом. Это все может привести к совершенному духовному оскудению Украинской Церкви и деградации, как следствие, украинского государства во всех аспектах. Когда духовная составляющая умаляется, тогда все остальные части общественно-государственной жизни также будут мельчать.

Людей, которые хотели бы сохранить верность Московскому патриархату на Украине, ждут определенные испытания. Мне вспоминаются слова покойного схиархимандрита Зосимы (Сокура), который говорил, что такие времена наступят и призывал священников и мирян держаться патриарха Московского, даже если на Украине будет объявлена каноническая автокефалия. Но технически это очень сложно. Например, в нашей Симферопольской и Крымской епархии по распоряжению архиерея все храмовые комплексы являются собственностью епархии. Поэтому, если бы нам пришлось выполнять завет отца Зосимы, перед нашей общиной встал бы вопрос, где совершать богослужения.

В связи со всем вышесказанным судьба канонической Церкви на Украине мне представляется непростой. Нужно будет бороться за свою самоидентичность, церковные каноны, благодатность церковной жизни. В какие формы эта борьба может вылиться, зависит от совести каждого человека. Например, после 1917 года кто-то оказался в лагерях, а кто-то соглашался с новым порядком, шел на компромиссы с новой властью и оставался служить на приходе, здесь сложно давать какие-то оценки, время покажет. Хочется верить в то, что молитвы святых новомучеников и исповедников Российских, которые однажды прошли этот сложный, неподъемный путь для нашего расслабленного поколения, сгладит те испытания, которые, возможно, выпадут на долю священнослужителей и мирян УПЦ МП на Украине.

— Отец Димитрий, в СМИ пишут, что уже сейчас начались открытые гонения на священников Московской Патриархии со стороны Киевского Патриархата…

— Да, известны случаи, когда на священников УПЦ МП, служащих в центральной и восточной Украине, оказывается давление, им угрожают, считают агентами Москвы, говорят, чтобы оставляли приходы и уезжали. Некоторые хотят уезжать. Мне звонил один батюшка, который хотел бы уехать из Украины, но его не отпускает архиерей. Владыку тоже можно понять, потому что, если он даст всем отпускные, у него священников в епархии не останется. Московскому патриарху, видимо, будет сложно сохранить влияние на Украине в современной политической обстановке. Думаю, что вопросы жизнеспособности УПЦ МП будут решаться и при содействии российского руководства, государственных структур, но это вопрос уже не ко мне, а к тем людям, которые Божьим промыслом поставлены руководить Россией и Русской церковью…

— Является ли тревожным звонком для России все, что происходило на Украине в последнее время?

— Очевидно, эту ситуацию нельзя сводить только к геополитической борьбе за Крым или за Украину. Это широкомасштабная борьба против России и, в первую очередь, против Русской церкви. На сегодняшний момент в России происходит духовное возрождение вопреки многим негативным моментам, которые присутствуют в современном российском обществе, в первую очередь, вопреки советской «закваске» – советскому наследию, с которым мы никак не можем распрощаться.

Если бы мы сумели избавиться от советского наследия, духовный всплеск в России был бы более масштабным, но, видимо, всему свое время. Коммунистическая закваска, которая присутствует в русских людях, сродни евангельской «фарисейской закваске» (Мф 15:6), но, тем не менее, это не помешало десяткам тысяч русских людей в Севастополе и в Крыму вспомнить, что они русские, и проголосовать за присоединение к России.

Если сегодня Россия не будет реагировать на события в Крыму и Украине, то завтра эти процессы могут быть инициированы и в граничащих с Украиной областях России. Представители «Правого сектора» не скрывают, что намерены заниматься террористической деятельностью на сопредельных территориях: Белгородской, Курской, Воронежской областях. В связи с этим мне вспоминается Рейхскомиссариат Украина, созданный немецкой оккупационной властью 20-го августа 1941 года на территории современной Украины. Немцы планировали впоследствии расширить границы Рейхскомиссариата и включить в его состав Курскую, Воронежскую, Ростовскую, Орловскую, Тамбовскую, Саратовскую и Волгоградскую области. Так что ничто не ново под луной. Господь не позволил свершиться этим планам, но такие попытки, видимо, будут предприниматься и впоследствии, поэтому нам необходимо защищать свои интересы и интересы наших соотечественников на сопредельных территориях.

Вообще сегодня происходят парадоксальные вещи: на Западной Украине члены «Правого сектора» сносят памятники Ленину, хотя должны были бы сами эти памятники устанавливать в знак благодарности за то, что Ленин и его соратники-коммунисты осуществили передачу исторических русских земель Украине и инициировали насильственную массовую украинизацию русского населения на территории УССР. А на востоке Украины, где русские люди испытывают давление со стороны националистических сил, эти памятники должны были бы ими демонтироваться. Поэтому, если жители Харькова и других юго-восточных городов хотят победить националистическое зло, избежать очередной волны украинизации, сохранить свою русскость, они должны обратиться к Богу, объединиться вокруг Христа, а не собираться вокруг памятников Ленину…

— У христиан есть границы, которые определяются Церковью, – это молитва, службы и посты. Должны ли христиане более активно участвовать в общественной жизни?

— Конечно, мы должны принимать активное участие в общественной жизни. Когда только начинались события в Крыму, я позвонил своему духовнику схиархимандриту Илию (Ноздрину) и спросил, какую позицию должны занять священники: только молиться или еще что-то делать? Его ответ был следующим: «Всем нужно сплотиться, священники должны быть в первых рядах, окормлять людей, которые на блокпостах несут службу, обеспечивать всем необходимым». Отец Илий призывал всех участвовать не только в молитвенном подвиге, но и занять активную гражданскую позицию.

Сегодня вопрос состоит не в том, будет ли Крым российским или украинским, речь идет о судьбе Православия, и в том числе на крымской земле. Конечно, мы должны защищать свою веру всеми возможными и допустимыми способами. Если мы сегодня не защитим православную церковь, свою русскость, то завтра можем стать этническими украинцами или еще кем-то, а тот, кто не сможет трансформироваться или сменить идентичность, будет вынужден уехать, а возможно, и погибнуть.

К сожалению, среди крымских священников нет единства в понимании этого вопроса, в нашей епархии много священников-уроженцев Западноукраинских регионов, которым зачастую совершенно чужда идея русского мира. Некоторые из них в эти дни призывали своих прихожан игнорировать референдум или, если голосовать, отдавать свой голос в поддержку Украины. Так, например, я знаю, один священник Феодосийского благочиния посещал украинские воинские части и призывал украинских воинов противостоять России с оружием в руках. И в Севастополе нет единства среди духовенства, кто-то поддерживает Украину в силу этнической принадлежности, а кто-то боится перемен, боится не попасть в струю и потерять свое доходное место на приходе.

До сегодняшнего дня я не слышал ни одного однозначного заявления священноначалия нашей епархии, нашего благочиния относительно этих событий, присутствуют лишь какие-то обтекаемые заявления о том, что все люди – братья, что надо молиться о мире. О мире молиться, конечно, надо, и мы молимся «о мире всего мира» на каждом богослужении. Но куда стремиться, остается непонятным. Люди дезориентированы, и голос священства был бы очень нужен в этот момент.

Один из наших священников, прекрасных священников, посещал блокпосты на Перекопе и Чонгаре, и люди, которые стояли там, жаловались, что им морально очень тяжело, а поддержки от священства нет, ведь не только мы, духовенство, чувствуем этот духовный натиск, но и те простые люди, которые стоят на передовой, ощущают «невидимую брань», может, и в большей степени. Когда этот священник служил водосвятные молебны на блокпостах, окроплял бойцов святой водой, некоторые бойцы плакали. После молитвы и слов поддержки люди, находящиеся там, воспряли духом.

Поэтому такая активная позиция среди духовенства нужна, ведь если не мы защитим свою землю, то кто еще ее будет защищать?!

— Некоторые люди, в частности те, которые вышли на «Марши мира» в Москве говорят, что защищать Крым было не от кого, и более того, что Россия является оккупантом и агрессором…

— Люди, которые вышли на так называемые «Марши мира», не совсем понимают, ради чего мы живем, им не хватает духовной составляющей. Даже мои знакомые в Москве, которые занимаются бизнесом, опечалены тем, что евро растет по отношению к рублю, говорят, что нужно спасать рубль. Я же возражаю, говорю, что надо в первую очередь спасать своих соотечественников, а потом рубль. Но, видимо, они просто хотят всю жизнь жить так, как жили: в привычном ритме, иметь стабильный доход.

Те, кто имеют представление о духовной жизни, более четко и ясно понимают, что сегодня происходит на Украине и в Крыму. Понимают, что это все имеет непосредственное отношение к будущему России. Если мы сегодня будем спасать в России рубль, а не соотечественников в Крыму и Украине, завтра мы уже ни рубль не спасем, ни собственный народ, ни территорию.

— В чем феномен крымских событий и почему планы тех, кто задумывал Майдан, потерпели крах в Крыму?

— Потому что их планы Господь не благословил. «С нами Бог, разумейте языцы и покоряйтеся, яко с нами Бог». Полагаю, не случайно освобождение Крыма началось в день памяти священномученика Ермогена. В связи с этим днем мы вспоминаем события XVII века, когда под вопросом оказалось само существование России. Тогда милостью Божией нашлись люди, способные повести народ за собой и спасти Россию от уничтожения. Так что Господь не с теми, кто задумывал Майдан, а с нами – это однозначно.

У нас было несколько чудесных случаев в Севастополе. Одной женщине в конце февраля, когда многие люди находились в состоянии уныния и отчаяния, было явление Божьей Матери, которая сказала молиться иконе «Всех скорбящих Радость».

И потом, немного позже, перед началом великого Поста, нашему семилетнему алтарнику во сне явилась Божья Матерь, Которая, находясь в храме св. Александра Невского «на воздухе», обратилась к большому количеству верующих и сказала: «Молитесь, молитесь Христу и Мне, Я вам помогу». В своих руках Она держала Покров, который после этих слов распростерла над всем Крымом, именно над Крымом. В последующие дни многие верующие, которые молились и читали акафист Божьей Матери «Всех скорбящих радость», засвидетельствовали, что наступил перелом, что с каждым днем демонические волны, которые накатывали одна за другой на молящихся, становились все меньше и меньше, ослабевали. Мы верим, что Божья Матерь заступилась за Крым, за Россию, произошел ощутимый перелом на духовном фронте.