Интервью с лидером движения «ЗА-запрет абортов!» Сергеем Чесноковым

OWsh6qRr9kM
Интервью с Сергеем Чесноковым, президентом Международного фестиваля социальных технологий в защиту семейных ценностей «ЗА ЖИЗНЬ» и лидером движения «ЗА-запрет абортов!».

Мы пообщались с Сергеем Чесноковым после митинга на площади Лермонтова в Москве, который был посвящен защите жизни с момента зачатия и поддержке Конституции Донецкой народной республики, организованным Движением «Божья Воля» при поддержке Движения «ЗА!».

— Сергей, хотелось бы задать Вам риторический вопрос. Почему в России так сложно законодательно запретить аборты?! Например, в Конституции Донецкой народной республики аборты уже запрещены.

— Люди начинают ценить здоровье, когда его уже нет, а жизнь, когда ей угрожает опасность. В Донецке и Украине жизнь подвергается опасности, поэтому люди задумались о ее ценности. Донецкая конституция родилась из пожара войны, в котором произошло очищение и переосмысление ценностей, поэтому в проект Конституции были включены пункты, касающиеся запрета абортов и первенства православия. Возможно, именно это положит конец братоубийственной войне, потому что самая страшная война – это война родителей против собственных детей, то есть аборты.

Когда мы видим фотографии людей, сожженных заживо в Одессе, мы понимаем, что только нелюди могли сделать такое. Но точно такие же фотографии убитых в абортарии детей во время соляного аборта! Мы не можем не переживать за гражданскую войну на Украине, но почему мы равнодушны к этой внутрисемейной войне, которая собственно и родилась из войны гражданской, развязанной после смещения законной власти в ходе Февральского переворота. Легализация абортов в 1920 году произошло как следствие этой гражданской войны, когда было разрешено убивать всех и вся и закон 18 ноября лишь ввел некоторую регламентацию этого детоубийства. Люди, которые убили своего Отца, своего Государя, стали заниматься самоуничтожением и убивать собственных детей. На какое-то время «отчим» в лице Сталина приостановил это безумие, со всеми оговорками, что запрет на аборты был неполный, но при Хрущеве детоубийство развернулось с новой силой.

Запрет абортов — это единственный выход из гражданской войны не только на Украине, поэтому Донецкая народная республика – островок будущего и самая высокая духовная точка на постсоветском пространстве, в духовном смысле сегодня на постсоветском пространстве выше конституции ДНР ничего нет! Вся ситуация на Украине является страшным предупреждением для России, потому что в России внутрисемейная война между родителями и их детьми до сих пор продолжается и чревато вновь перерасти в гражданскую.

VHhEUI7jMrE

— Но, тем не менее, война на Украине не заканчивается, хотя аборты в Конституции ДНР запрещены.

— ДНР отделила себя от внутреннего беззакония, но теперь враг действует снаружи, что значительно лучше. Самое страшное – это когда враг изъедает нас изнутри. Мы должны всячески поддерживать людей, которые находятся на Юго-востоке Украины. В частности, на митинге, который прошел в Москве 1 июня один из главных лозунгов звучал так: Россия должна войти в состав Донецкой народной республики в вопросах защиты Православия и жизни детей с момента зачатия.

— Когда же все-таки в России запретят аборты?

— В России запретят аборты только тогда, когда у людей оттает сердце. Я недавно был в Сербии, где в Белграде по благословению Патриарха Иринея проходил крестный ход за запрет абортов. Мы обошли с молитвой и чудотворной иконой Божией Матери вокруг Скупщины – парламента Сербии, прошлись по самому центру Белграда.

После крестного хода у меня состоялся разговор с его организатором Радойко Любичичем, лидером Движения «1389» (дата Косовской битвы), который дал мне камень на мой вопрос, почему до сих пор в наших странах не запрещены аборты. Я подержал его в руках и спросил: «И почему?». Он ответил: «Этот камень напоминает человеческое сердце. Аборты до сих пор законны потому, что у людей каменное сердце». Для того, чтобы запретили аборты, нужно растопить сердца людей. Но как это сделать?! Нужно молиться о депутатах, которые принимают законы и о прекращении этой внутрисемейной войны. Радойко Любичич предлагает всем молиться иконе Божьей Матери «Семистрельная – Умягчение злых сердец». Действительно, интересно узнать мнение духовенства, священноначалия на этот счет.

Конечно, после того, как сердце оттает, людям будет очень больно, так, как после сильного обморожения. Поэтому люди и продолжают жить с каменным сердцем, что боятся этой боли. Особенно тяжело будет тем, кто массово совершал аборты, то есть абортмахерам. Я знаю абортмахеров, которые покаялись, но после этого их всю жизнь мучила совесть, они до сих пор не могут говорить об этом спокойно. Но покаяние даже одного абортмахера может многое изменить. Самый великий грешник может стать великим апостолом. Например, Бернард Натансон, которого называют «Апостолом Павлом западного пролайфа», сделал в своей жизни несколько десятков тысяч абортов, но потом, после покаяния, помог сотням тысячам людей осознать, что аборт – это страшный грех, снял фильм «Безмолвный крик», где с помощью ультразвукового аппарата показано, что ребенок в утробе чувствует боль и приближение инструментов убиййства. Я думаю, что этим он искупил свои ужасные преступления.

Мы призываем всех акушеров-гинекологов последовать примеру Натансона и сделать шаг к покаянию и искуплению. Понятно, что на деньги от абортов, они содержат своих детей, но принесут ли эти деньги счастье их детям?! Поэтому мы призываем всех врачей отказаться от абортов, особенно тех, которые называют себя православными, а тех, кто уже отказался от этого, не боятся осуждения своих коллег. Мы просим врачей не осуждать своих коллег, отказавшихся делать аборты и понять, что по-другому они поступить уже не могут. Мы призываем всех вспомнить свое великое призвание врача, вспомнить, что в Клятве Гиппократа был пункт о запрете абортов, и мы предлагаем вернуть этот пункт в современную Клятву российского врача.

-H4kzfuMjdA

— А в России есть такие случаи, как с Бернардом Натансоном?

— Случаи есть, но гласных очень немного, поэтому мы пока ждем, чтобы в России появились свои люди, подобные Бернарду Натансону. Например, руководитель епархиального центра защиты материнства некоторых епархий были раньше абортмахерами, а сейчас занимаются защитой жизни. Есть частные клиники, директора которых отказались проводить аборты. Люди видят, что происходит с их близкими и близкими их сотрудников после абортов, и делают вывод, что ни в коем случае нельзя дальше двигаться в этом направлении. Думаю, что это на самом деле первые ласточки грядущего всенародного покаяния.

— Почему некоторые православные не поддерживают запрета абортов? Что двигает этими людьми?

— Я думаю, та же причина о которой говорил Радойко Любичич.

— Но ведь они ходят в церковь, исповедаются и причащаются?

— Именно поэтому с православных спрос значительно выше. Господь будет судить их не только за то, что они сделали, но и за то, что не сделали. В Православии есть такое понятие «окамененное нечувствие». Всем нам нужно молиться, чтобы в него не впадать. Как в известной притче о милосердном самарянине и немилосердном левите и священнике, когда священник и левит прошли мимо, а самарянин помог. В том обществе священник и левит — это все равно, что православные сегодня, а самарянин – это как сектант. Не мы, а Господь может осудить тех, кто говорят: «Моя хата с краю, пусть убивают детей, нас это не касается». Мы тоже боимся этого осуждения, потому что не делаем все, на что способны.

p91PSz2uLPw

— Но некоторые православные не только приводят различные аргументы против запрета абортов, но и говорят, что женщины все равно будут делать нелегальные аборты и что для того, чтобы запретить аборты, нужно создать множество условий для женщины, чтобы она захотела рожать.

— Православное учение говорит, что любая аргументация вторична, а первично сердце. «Из сердца исходят злые помыслы» (Мф. 15: 19), «Даждь ми, сыне, твое сердце» (Прит.23:26). Во время покаянного псалма мы говорим: «Сердце чисто созижди во мне, Боже». То есть сначала сердце, а потом уже аргументы. Алкоголик приведет тысячу аргументов, чтобы продолжать пить, и его нельзя переубедить. Он может быть образованным человеком и придумать целую научную теорию, почему он пьет. Какие могут быть аргументы, чтобы откладывать спасение детей от убийства?! Тогда, смотрите, почему же у нас до сих пор не введено разрешение на убийство? По этой логике, если сейчас ввести легальное убийство, то убийств станет меньше. Наоборот, нам заповедано отдавать свои жизни ради других. У нас нет никаких оправданий массового убийства детей. Я готов выслушать все аргументы против запрета абортов, лишь бы они не оказались аргументами алкоголика, который не хочет избавляться от своей страсти. Только тут страсть убивать своих детей.

— Получается, что только для православных и представителей других традиционных религий жизнь человека начинается с момента зачатия, а для светских людей с момента рождения, как прописано в Конституции, поэтому для них аборт — это не убийство.

— Это не только православная истина. Наука доказала, что жизнь человека начинается с момента зачатия, о том же говорит и Конвенция о правах ребенка.
_KNHRtNs9tQ

— В каких странах добились законодательного запрета абортов?

— Частичного запрета абортов добились только в Польше. Россия – это особая страна, в которой можно повернуться историю вспять. Во-первых, России уже были запрещены аборты при Сталине, что говорит о том, что в России это возможно. Во-вторых, в России в 2000 году прославили новомучеников, что говорит о том, что народ в этом покаялся. Убили Царя, но потом канонизировали. Во Франции, например, убили королевскую семью и забыли об этом. У нас разрушили храмы, а теперь восстанавливают. В этом особенность русского человека – мы способны воскреснуть как птица феникс.

— Россия первой узаконила аборты или она действовала в русле общемировой тенденции?

— Россия первой узаконила аборты и она первой должна полностью запретить аборты. Это будет соразмерное покаяние. Мы все время говорим: «Россия возрождается. Россия – православная страна». А где доказательства?! Если будут запрещены аборты, это станет одним из возможных доказательств. Главное доказательство того, что человек любит Бога, если он любит ближних. А ближние – это, прежде всего, дети. Если мы не любим детей, то мы не православный народ. Это критерий. Нам нужно определиться. Дончане уже определились.

— Да, дончане молодцы. А что мешает пролайфу в России?

— Наша собственная лень, неорганизованность, гордыня, амбиции, расслабленность. Это нам мешает объединиться и добиться той цели, ради которой движение в защиту жизни было воздвигнуто Богом из небытия.

— Как возникло пролайф – движение в России?

— Самая первая реакция на аборты возникла в Советском Союзе еще в 1924 году, когда был снят первый документальный фильм на тему абортов «Аборты или суд над акушеркой Зайцевой». Но полноценное пролайф — движение стало возможным только после распада Советского Союза и введения демократических свобод, его толчком послужили проповеди протоиерея Дмитрия Смирнова и протоиерея Максима Обухова. Конечно и до них эту тему поднимали и другие священники и старцы, но о. Димитрий и о. Максим заявили об этой проблеме не только с амвона, но и в средствах массовой информации, выпускали листовки, издавали журнал, поэтому многие люди откликнулись на их проповедь.

RNQWCswc35c

— Как возник ваш фестиваль «За жизнь» и движение «ЗА-запрет абортов!»?

— Фестиваль «За жизнь» возник как площадка для пролайф-движения, так как до этого не было места, где бы единомышленники могли собираться раз в год и не только обсуждать проблемы, но и решать практические задачи, поэтому фестиваль был назван «фестивалем социальных технологий». После первого фестиваля пролайф-движение было замечено в Русской Православной Церкви и меня, как организатора, пригласили на полставки в Синодальный отдел по церковной благотворительности и социальному служению. Появились благотворительные фонды, которые стали помогать Движению, в частности «Фонд Василия Великого», начал проводить ежегодный конкурс помощи региональным центрам, бюджет которого составил пятнадцать миллионов рублей. В разных регионах России стали появляться кризисные центры для мам, в ста двадцати пяти епархиях были назначены координаторы по защите материнства. Только после того, как были созданы подобные условия для защиты материнства, стало возможным перейти к законодательному запрету абортов. Это случилось на четвертом фестивале «За жизнь», хотя еще на пресс-конференции по итогам первого фестиваля тогда архимандритом Пантелеимоном (Шатовым) было заявлено, что необходимо добиваться законодательного запрета абортов.

Мы убедились, что одних благотворительных усилий и средств Церкви недостаточно, должно быть задействовано государство в финансировании этих центров, а самое главное, государство должно выполнять свою самую главную задачу по защите жизни человека.

— Государство идет вам навстречу?

— Да, сейчас принимается ряд просемейных инициатив федерального и регионального уровня, но самым главным достижением последних лет было блокирование деятельности центров планирования семьи. Эти центры начали открываться в России в 1994 году в рамках идеологии планирования семьи, принятой на Каирской конференции по народонаселению в сентябре 1994 года. Государство в скором времени распознало разрушительность этой программы и заблокировало ее, однако до сих пор не была предложена комплексная система просемейных мер. Государство с одной стороны возрождает традиционные ценности, а с другой стороны, разрушает, потому что СМИ двигаются в противоположном направлении. Поэтому с одной стороны, мы выступаем за законодательную защиту жизни с момента зачатия, а с другой стороны, за то, чтобы на государственном уровне была введена мировоззренческая альтернатива принципам «контроля рождаемости». Нам нужно создавать центры защиты семьи в каждом городе и муниципалитете. Владимир Путин во время встречи с религиозными лидерами накануне выборов в 2012 году заявил о необходимости подобных действий, но эти слова повисли в воздухе. Главной повесткой фестиваля «За жизнь» в этом году мы хотим сделать создание мировоззренческой и практической альтернативы каирским соглашениям, потому что каирские соглашения в этом году заканчиваются, а что дальше? Нужно двигаться в противоположном направлении.

— Какие конкретные предложения существуют у вас по этому вопросу?

— Мы хотим «отметить» двадцатилетний юбилей каирских соглашений созданием портфеля альтернативных социальных технологий и, пользуясь трибуной вашего издания, обращаюсь с просьбой ко всем, у кого есть предложения по улучшению демографической ситуации в России, присоединяться к работе пятого юбилейного фестиваля «За жизнь». В фестивале девять номинаций и по каждой из них есть перечень предложений. Сейчас настало время, когда проекты добровольцев могут быть востребованы государством.

Y2sYpyxFHYg

— Расскажите историю, как схиархимандрит Илий (Ноздрин) посетил штаб движения «ЗА» и поставил свою подпись за запрет абортов?

— Да, старец Илий посетил наш штаб, и мы очень благодарны ему за те наставления, которые он дал. Отец Илий сказал, что пока существуют аборты, некому будет служить в армии, защищать Родину, работать на предприятиях. Причину абортов он видит в безбожии. Поэтому логично, что в Донецкой конституции первым пунктом значится первенство Православия, а вторым — защита жизни, то есть, осуществлены две главных заповеди — любви к Богу и ближнему.

— Есть ли сегодня в России политики высокого уровня, которые выступают за запрет абортов?

— Мы знаем политиков и влиятельных людей среди губернаторов, депутатов, членов Общественной палаты, которые поддерживают запрет абортов, но, может быть, им еще не пришло время громко озвучивать свою позицию. Таких людей много, но всему свое время. Пока только с громкими заявлениями выступают представители общественности. Уже собрано сто тысяч подписей за запрет абортов, этого достаточно, чтобы подавать их в Государственную Думу, но у нас есть благословение дальше собирать подписи, потому что это не рядовой закон, как запрет курения в общественных местах. Нужна более серьезная общественная, народная поддержка. Мы призываем читателей Вашего издания ставить свои подписи. Это можно сделать в любом городе, по интернету. Скачать подписной лист можно на сайте www.prolife-fest.ru, подписаться самому, попросить близких подписать лист, а в идеале стать сборщиком подписей в этом важном общенародном деле покаяния.

— Сергей, как Вы решили заниматься пролайфом и чем вы занимались до этого?

— Я занимаюсь пролайфом с 2007 года, а впервые узнал об этом движении в 2004 году после того, как столкнулся с системой родовспоможения. Как историк я понял, что без учета такого явление, как массовые аборты, ничего не будет понятно в мировой истории. В абортариях за XX век погибло людей, больше чем во всех войнах за всю историю человечества вместе взятых. Но на войнах люди погибали под звуки канонады, а здесь — в тихих кабинетах. «В беленьких перчаточках – черные дела», как поет одна автор-исполнитель Ольга Арефьева. Позже мы начали издавать газету «Вифлеемский глас», создали выставку в защиту жизни, а позже коллеги выдвинули меня для работы на общероссийском уровне, пришлось из Нижнего Новгорода переехать в Москву.

— Какова численность добровольцев движения сегодня и что Вы можете пожелать пролайф-движению?

— У нас есть только примерные цифры. Мы подсчитали, что акция «Неделя за жизнь — Михайловские дни» 18-23 ноября 2013 г., посвященная двум датам легализации абортов, собрала полторы тысячи добровольцев, в акции участвовало около ста пяти городов. Сейчас к сбору подписей присоединились уже более 150 городов. Но я думаю, что участниками этого движения являются все здоровые силы общества, просто пока еще не все узнали, что существует подобное движение. Сбор подписей за запрет абортов позволяет максимальному числу людей принять участие в этом движении.

— Спасибо, я хотела бы пожелать вашему движению только победы!

Елена Тюлькина специально для портала «Православный Взгляд»